Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5

VI. Клодия из Капуи – собственному брату Публию Клодию Пульхру в Рим

(8 сентября)

(Вилла Квинта Лентула Спинтера и его супруги Кассии)

Пустоголовый! S.T.E.Q.V.M.E.! (Клодия в издевку пользуется эпистолярным Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 обычаем тех пор сокращенно обозначать большими знаками род приветствия: «Если ты и войско здоровы, то хорошо». Заменив две буковкы, она пишет: «Если ты и твой сброд здоровы, то плохо».)

Нас снова пощипали Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5. (Потаенная милиция Цезаря снова овладела одним из их писем. Но брат и сестра столковались, что невинная переписка будет пересылаться ими практически открыто, через посыльных, в качестве маскировки для реальных писем, которые Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 будут припрятывать куда тщательнее.)

Письмо твое – глупая чушь. Ты пишешь: когда-нибудь и они умрут! Почем ты знаешь? Ни ты, ни он и никто на свете не знает, когда он умрет. Для тебя нужно строить Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 свои планы с таким расчетом, что он может умереть завтра, а может прожить еще лет 30. Только детки, политические краснобаи и поэты говорят о будущем так, как будто о нем что-то можно Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 знать, – к счастью, мы не имеем о нем ровно никакого понятия. Ты пишешь: каждую неделю у него падучая. (Припадки эпилепсии у Цезаря.) Поверь, это неправда, и ты знаешь, от Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 кого я получаю сведения. (Служанка супруги Цезаря Абра была рекомендована ей Клодией и за плату осведомляла ее обо всем, что творится в доме Цезаря.) Ты пишешь: под взором этого Циклопа мы бессильны что-либо Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 сделать. Послушай, ты уже не мальчишка. Для тебя 40 лет. Когда ты научишься не ожидать счастливого варианта, а опираться на то, что у тебя есть, используя каждый денек, чтоб укрепить свое положение Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5? Почему ты так и не пошел далее трибуна? Так как всегда откладываешь свои планы на будущий месяц. А пропасть меж нынешним деньком и будущим месяцем пытаешься перейти, полагаясь на грубую силу и банду Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 собственных крушил. Корабельный Нос (по-гречески; имеется в виду Цезарь) правит миром и будет им править, может быть, один денек, а может быть, 30 лет. Ты ничего не достигнешь и останешься Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 никем, если не смиришься с этим фактом и не будешь из него исходить. Говорю для тебя особо серьезно: всякая попытка не считаться с ним приведет тебя к смерти.

Для тебя нужно возвратить его размещение Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5. Не позволяй ему забывать, что в один прекрасный момент ты оказал ему огромную помощь. Я знаю, ты его ненавидишь, но это не играет никакой роли. Ведь и он отлично знает, что Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 ни любовь, ни ненависть не решают ничего. Где бы он на данный момент был, если б не мог терпеть Помпея?

Присматривайся к нему, Пустоголовый. Ты многому научишься.

Ты знаешь его слабость Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 – его равнодушие, ту отрешенность, которую люди зовут добротой. Ручаюсь, что в душе ты ему нравишься; он любит непосредственность и простодушие, к тому же он, по существу, запамятовал, какие дурные смуты ты затевал. И Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 ручаюсь также – его всекрете забавляет, что ты уже 20 лет заставляешь Цицерона трястись от испуга.

Присматривайся к нему. Начни хотя бы подражать его трудолюбию. Я верю тому, что он пишет по 70 писем и Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 иных бумаг в денек. Они каждый денек сыплются на Италию как снег – да что я! – они засыпают весь мир – от Британии до Ливана. Даже в сенате, даже на званых обедах за спиной его стоит Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 секретарь; в тот миг, когда в голове его рождается идея написать письмо, он отворачивается и шепотом его диктует. То он пишет какой-либо деревне в Бельгии, что они могут взять своим заглавием Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 его имя, и шлет им флейту для местного оркестра, то выдумывает, как соединять еврейские законы о наследии с римскими обычаями. Он подарил водяные часы городку в Алжире и написал им интересное письмо Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 в арабском духе. Трудись, Публий, трудись!

И помни: этот год мы к нему приспосабливаемся.

Все, что я у тебя прошу, – это один год.

Я собираюсь стать самой старозаветной дамой в Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 Риме. К будущему лету я добьюсь звания почтенной жрицы Весты и руководительницы Таинств Хорошей Богини.

А ты можешь получить в управление провинцию.

С этого момента мы будем именовать себя Клавдиями. Дед заработал несколько Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 излишних голосов, пойдя на плебейское произношение нашего имени. Неприятно, но нужно.

Наша затея с обедом провалилась. И Корабельный Нос и Чечевичка (тоже по-гречески; супруга Цезаря) отказались придти. Гекуба не ответила на приглашение Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5. Услышав об этом, возможно, откажется в последнюю минутку и Цицерон. Будет Азиний Поллион, а я кем-нибудь заполню пустые места за столом.

Катулл. Я желаю, чтоб ты был с ним мил. Я Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 равномерно от него избавлюсь. Дай мне это сделать так, как я считаю необходимым. Ты не поверишь, что с ним творится! Я менее дурного представления о для себя, чем неважно какая другая Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5, но никогда не претендовала на роль всех богинь в едином лице, да вприбавок к тому же Пенелопы! Публий, я ничего на свете не боюсь, не считая этих его стршных эпиграмм. Вспомни Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5, как он приколотил ими Цезаря; все их повторяют, они прилипли к нему навечно, как лишай. Я не желаю, чтоб со мной случилось то же самое, и поэтому дай мне самой все уладить Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5.

Ты сообразил, что наш званый обед провалился? Заруби это для себя на носу. Никто не придет в наш дом, не считая твоих Зеленоватых Усов и одичавшего козла Катилины. И все таки мы – это мы Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5. Наши праотцы вымостили город, и я не позволю об этом запамятовать.

Очередной вопрос, Пустоголовый.

Чечевичка – не тебе. Я это запрещаю. И мыслить забудь. Запрещаю. Вот в таких делах мы с тобой Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 и совершали наигрубейшие ошибки. Задумайся, о чем я говорю. (Клодия намекает на то, что ее брат совратил девственную весталку, а может, и на неприличное судебное преследование искрометного Марка Целия Руфа, бывшего собственного хахаля Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5, которого она обвинила, как будто он украл у нее драгоценности. Его удачно защищал Цицерон в речи, где он вскрыл всю малопочтенную биографию брата и сестры, ославив их и сделав посмешищем Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 всего Рима.)

Потому затверди надежно: весь этот год мы будем соблюдать приличия.

Я, твоя Волоокая, тебя обожаю. Сообщи, что ты обо всем этом думаешь, с оборотной почтой. Я пробуду тут еще денька четыре-пять Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5, хотя стоило мне сюда приехать и посмотреть на Кассию и Квинта, как мне здесь же захотелось уехать на север. Но я поубавлю их самодовольство, не страшись. Со мной Вер и Мела. А Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 послезавтра ко мне приедет и Катулл.

Ответь мне с тем же посланным.

VI-А. Клодий – Клодии

(Заместо ответа Клодий принудил посланного заучить назубок неприличную брань.)

VII. Клодия из Капуи – супруге Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 Цезаря в Рим

(8 сентября)

Душечка!

Твой супруг – величавый человек, но к тому же он к тому же большой грубиян. Он очень сухо сказал мне, что не сумеет придти на обед. Я знаю, ты Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 сумеешь его переубедить. Не падай духом, если 1-ые три либо четыре пробы не увенчаются фуррором.

Будут Азиний Поллион и наш новый поэт Гай Валерий Катулл. Напомни терану, что я отправила ему все стихи Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 этого юного человека, какие у меня были, а он мне не возвратил ни подлинника, ни даже копий. Ты меня спрашиваешь, как я отношусь к культу Изиды и Озириса. Расскажу об Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 этом при встрече. Естественно, он очень живописен, но по существу – ересь. Для служанок и носильщиков. Я очень раскаиваюсь, что стала водить туда людей нашего круга. В Байях такая скукотища, что египетские ритуалы помогают Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 скоротать время. На твоем месте я не стала бы просить у супруга разрешения их посещать: его это только рассердит и причинит вам обоим огорчения.

У меня есть тебе подарок. В Сорренто я Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 отыскала поразительного ткача. Он ткет такую вуаль, что стоит дунуть – и целый кусочек улетит к потолку; ты поседеешь до этого, чем эта воздушность опять спустится на землю. И соткана она Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 не из рыбьих жабр, как та блестящая ткань, которую носят танцовщицы. Мы с тобой наденем эти наряды на мой званый обед и будем как близнецы! Я нарисовала фасон, и Мопса сразу начнет шить, когда Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 я вернусь в город.

Черкни мне словечко с тем же посланным.

И смотри притащи этого невежу на мой обед.

Целую тебя прочно в уголок каждого из твоих красивых глазок. Как близнецы! Но как Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 ты молодее меня!

VII-А. Супруга Цезаря – Клодии

(Оборотной почтой)

Дорогой Мышоночек!

Я не могу тебя дождаться! Я такая злосчастная. Больше так жить нереально. Дай мне совет. Он гласит Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5, что мы не можем пойти к для тебя на обед. О чем бы я его ни попросила, он на все гласит «нет». Нельзя поехать в Байи. Нельзя пойти в театр. Нельзя ходить в храм Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 Изиды и Озириса.

Мне нужно с тобой тщательно, тщательно побеседовать. Как мне стать хоть чуточку посвободнее? Каждое утро мы ссоримся, и каждую ночь он просит прощенья; но не уступает мне ни Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 на йоту, и я никогда не получаю того, что желаю.

Естественно, я его очень, очень люблю, так как он мой супруг, но, понимаешь, мне так хотелось бы время от времени получать от Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 жизни хоть малеханькое наслаждение. Я так нередко плачу, что стала ужасной уродиной, для тебя даже будет тошно на меня глядеть.

Можешь не колебаться, что я опять буду просить его пойти к для тебя на Торнтон Уайлдер Мартовские иды - страница 5 обед, но – как досадно бы это не звучало – ведь я его знаю! Вуаль, должно быть, просто волшебство. Приезжай поскорей.



tormoznie-processi-v-uslovnoreflektornoj-deyatelnosti-bezuslovnoe-vneshnee-i-uslovnoe-vnutrennee-tormozhenie.html
tormozyat-eto-dvizhenie-ligg-intertransversaria.html
tornton-uajlder-martovskie-idi-stranica-5.html